Ефим и сыновья – «ми, ля, ре, соль», «С-300», «десять лет без права выезда»

Мы продолжаем рассказывать о людях и судьбах – о подопечных пансионата «Курортный». Сегодня разговариваем с Ефимом Леонтьевичем Мейдзофом и его сыном – Алексеем Ефимовичем – музыкантом, скрипачом. Истории в изложении отца и сына перекликаются, дополняют друг друга… Вспоминая, вместе улыбаемся, переживаем, бережно переворачиваем страницы, за которыми десятилетия, наполненные событиями из жизни талантливых, сильных, красивых людей.

– Знаете,– говорит Ефим Леонтьевич,– я всегда любил домру, это инструмент с очень глубокой природой, палитрой… и строй как у скрипки – E A D G. Пришел к ней еще в молодости, в оркестре народных инструментов даже играл. Но всегда критично относился к уровню собственного таланта, именно поэтому  привязанность к музыке, к исполнению осталась со мной лишь на любительском уровне.

В годы войны восьмилетнего Фиму вместе с мамой  эвакуировали в Куйбышев. Папа был призван в первые дни Великой Отечественной и вскоре пропал без вести. Уже много позже, будучи сам отцом двух сыновей, Ефим Леонтьевич будет вспоминать своего родителя, те немногие годы, которые были наполнены отцовским теплом, вниманием и заботой. Все это пригодится в шестьдесят пятом, когда родится старший – Кирилл. Они и по сей день вместе, в одной комнате пансионата. Кира требует постоянного ухода. Он родился 10 мая – как раз в дни празднования двадцатилетия Великой Победы. Страна радовалась и отмечала, бывало, и на рабочих местах… Следствием врачебной халатности стал диагноз ДЦП, который навсегда лишил маленького Киру полноценной жизни.

Уже тогда, живя в Ленинграде и закончив Военно-механический институт, Ефим Леонтьевич понимал, что ответственность за сына лежит именно на его плечах. «Мысли, чтобы сдать ребенка в интернат, в спецучреждение,– говорит Мейдзоф,– никогда не возникало, да и не принято это было, не так мы были воспитаны…»

Не одно десятилетие было отдано работе на Кировском заводе. Именно здесь, при участии молодого инженера Ефима Мейдзофа,  разработан и создан легендарный зенитный ракетный комплекс «С-300». В конструкторском бюро он занимался электрогидравликой установки. Рассказывает, что вся деятельность была «под грифом» из-за своей стратегической значимости. Давал подписку о неразглашении, да и после выхода на пенсию Мейдзоф оставался «невыездным» еще десять лет, так как имел допуск к секретной информации.

На пенсии Ефим Леонтьевич вернулся к своей первой профессии – педагогической. Как и когда-то в молодые годы, в Виннице, он стал преподавать в «Школе +» уже здесь, в Санкт-Петербурге.

– Ученики,– говорит он,– и по сей день не забывают, хотя и видимся реже, конечно. Но главное – это то, что даже в свои 86 я могу заботиться о Кире.., он здесь, рядом со мной, в «Курортном». И в 54 он для меня ребенок, который нуждается во мне, в отцовском внимании. За Алексея, младшего, радуюсь… Сын воплотил мою мечту, стал музыкантом, играет на скрипке… У меня прекрасные дети!

На фото: Е.Л. Мейдзоф с сыновьями.

Фото из архива Алексея Мейдзофа.