Хандрит – это не болезнь!

100 лет (one hundred) подопечной «Курортного» – Розе Львовне Шендеровой!
Блестящий знаток и преподаватель английского языка, кандидат педагогических наук, светлый и позитивный человек, всё это о нашей сегодняшней юбилярше.

Об удивительной жизни подопечной «Курортного», мы беседуем с её младшим братом – Давидом Львовичем Шендеровым.

Семья Шендеровых до войны жила в белорусском Могилеве. Мама, папа и пятеро детей.

«Роза самая старшая из нас, – рассказывает Давид Львович. – Она прекрасно училась в школе, и у неё удивительный природный слух и голос. Мы жили небогато, и родители не могли дать ей музыкальное образование, но она всю жизнь поёт. Ещё в Могилёве её постоянно звали на радио, и она девчонкой пела в эфире. Правда, репертуар был своеобразный: в Могилёве 20-30-х годов жило много, скажем так, маргинальной публики. Роза впитывала и эту культуру, знала много блатных песен, мама всё время жаловалась папе: «Ты послушай, что она поёт». До сих пор её любимая песня «Мурка».

В 1937 году Роза закончила школу в родном Могилёве и, переехав в Ленинград , поступила в Институт иностранных языков. Диплом она получила за несколько дней до начала войны. По распределению попала в Омск. А в это время родители и младшие братья с сестрами спешно бежали из оккупированной Белоруссии и оказались в маленькой казахской деревне: «Там была одна улица всего,- вспоминает Давид Львович,- ни школы, ни медицины. Степь да степь кругом».

Через несколько месяцев старшего брата – Бориса отправляют на фронт в Прибалтику, где он получает серьезное ранение. Недолеченного его выписывают из госпиталя и отправляют к семье в Казахстан. Примерно в то же время в деревню приезжает Роза. Она-то и вытащила семью из глухой казахской деревни. Вспоминает Давид Львович: «Роза разыскала родных сестер мамы в Куйбышеве (нынешняя Самара) и сначала они вдвоём с братом, а потом и мы с мамой и сестрами туда переехали. Из-за незаживающей раны брат Борис был психологически в очень плохом состоянии, да так, что в какой-то момент не хотел жить. Но Роза и здесь сыграла важную роль. Понимая, что если брат не займется чем-то, не начнёт учиться, то всё может закончиться плохо, она пошла к ректору медицинского института и упросила, чтобы брат смог сдать вступительные экзамены. И его приняли. Я так скажу: благодаря Розе мы вообще в итоге выжили».

Оказавшись в Куйбышеве, Роза Львовна устроилась на преподавательскую работу: «Помог счастливый случай,- рассказывает Давид Львович,- на улице она встретила свою бывшую преподавательницу из Ленинградского института иностранных языков, и та пригласила её на кафедру иностранных языков в Куйбышевский авиационный институт. Розу настолько эта работа увлекла, что преподавание стало делом всей её жизни. В 1945 году она переезжает в Ленинград устраивается на кафедру иностранных языков в Горный институт, где проработала вплоть до 2002 года – 57 лет на одном месте». А вот своей семьи у Розы Львовны нет: на фронте погиб её жених, она очень тяжело переживала эту утрату и связать жизнь с другим человеком уже не захотела.
Тысячи студентов и аспирантов Горного института, говорящих на английском – заслуга Розы Львовны. Английский язык и английский юмор, то, что помогает Розе Львовне смотреть на жизнь с оптимизмом.

– Где Вы так блестяще выучили английский?
– Я выучила его у Шекспира, – отвечала Роза Львовна удивленным американцам.

«Трудности и невзгоды, которые мы преодолевали всей семьёй, очень нас сплотили,- рассказывает Давид Львович. Мы всю жизнь очень дружны, всегда и во всём поддерживали и поддерживаем друг друга. Но Роза всегда наша старшая, во всех смыслах».

Три с небольшим года Роза Львовна живёт в «Курортном» и каждый день заражает своим оптимизмом всех вокруг. Поёт ли очередную песню из своего безграничного репертуара, даёт ли экспресс-урок английского языка, всё пронизано любовью и теплом её сердца. Наверное, это и есть рецепт долголетия Розы Львовны Шендеровой.

Мы сердечно поздравляем Розу Львовну, всех её близких и, несмотря на продолжающийся карантин, тепло и празднично отмечаем юбилей.